Чем мы обязаны Фрейду

0
by on Сентябрь 23, 2011 at 18:57

Мои ракеты.

Первая крупная работа Зигмунда Фрейда («Исследования истерии») увидела свет в 1895 году, последняя прижизненная («Моисей и монотеизм») была издана в 1939. При этом некоторые положения более поздних трудов ученого противоречат постулатам, им же самим выдвинутым ранее, но это не являлось ни рассеянностью гения, ни безответственностью шарлатана.

Просто Фрейд действительно был ученым, человеком, для которого истина превыше всего, и если полученные со временем результаты новых исследований опровергали старые умозаключения, он находил мужество признать свою «неправоту». Почему «неправоту» в кавычках? Да потому что единственным оппонентом себе был он сам. Согласитесь, трудно упрекнуть в неточности человека, прокладывающего лыжню по снежной целине. И кто оказывается прав, если человек спорит сам с собой?

Разумеется, с ним спорили и другие – приверженцы старой, механистической школы психиатрии, например (тот же уважаемый Иван Петрович Павлов почитал Фрейда злейшим своим недругом), но эти-то как раз Зигмунда не интересовали… И еще важный момент. Фрейда при всей умозрительности и в какой-то степени метафизичности его теории ни в коем случае нельзя считать этаким Ницше от психиатрии – мол, полупоэт, полуфилософ мрачный… Он именно ученый, исследователь, практик, врач. И вся его система – не плод досужих умствований богатого бездельника (вот уж чего долго не было, так это богатства), а результат исследований.

Если «на пальцах», то так: принцип, поэтично именуемый «Бритва Оккама», учит не преумножать сущности без необходимости. Иными словами, если чему-либо существует ряд возможных объяснений, то наиболее вероятно, что истинным окажется простейшее из них. Так вот, Фрейд на практике столкнулся с тем, что существующая психиатрическая система для «деления» той или иной научной проблемы «без остатка» то и дело вынуждает нагружать «знаменатель» все новыми и новыми мелкими «сущностями», тем самым бесконечно преумножая их. И тогда ученый начал создавать абсолютно новую теорию, объясняющую все без исключения факты. И создал.
С тех пор психиатрия ушла достаточно далеко вперёд, но за 70 лет, прошедших со дня смерти Фрейда, ничего принципиально нового придумано или открыто не было.

Современные болиды Формулы-1 мало похожи на неуклюжую таратайку, которую Готлиб Даймлер в 1885 году впервые вывел во двор мастерской, но и там, и сям под капотом – бензиновый двигатель внутреннего сгорания. Так же и старый добрый телевизор экзистенциально ничем не отличается от плазменных панелей — проверено временем. Так чем всё-таки мы «обязаны» Фрейду? Ну, например, уверенностью в том, что у человека, сидящего на пульте запуска стратегических ракет, не «сорвёт» в один прекрасный день «крышу», и он не «шмальнет» в белый свет, как в копеечку. Психоанализ склонность к подобным глупостям просчитывать позволяет.

Константин Андреев.

in Авторы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики

Календарь

Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

Архивы